Хали (baro_drom) wrote,
Хали
baro_drom

Categories:

весенняя мимоария

По хорошему, конечно, эту мимоарию следовало бы выложить раньше хоть на неделю, а лучше – на две, когда весна ещё только началась и всю Москву застилали – я не могу не процитировать Б.Стругацкого – «наледи, выледи и проледи». Но тогда моя правдивая история могла вызвать у терпеливого читателя всякие ненужные ассоциации – она и у меня их вызвала, и совершенно, надо сказать, напрасно. Ну, лучше поздно, чем никогда.

Дело было довольно давно – больше двадцати лет назад. Я тогда только приобрела свою первую лошадь и невероятно этим фактом гордилась.
Отдельным поводом для гордости и бахвальства был жеребенок: лошадь я покупала как бы одну, а потом оказалось, что их две, прямо как коров у Матроскина. По молодости лет такой поворот событий казался мне везением, хотя проблем от мелкой животинки проистекало существенно больше, чем пользы. Звали конского ребенка Майкой.
Конюшня, где мы в тот год обретались, располагалась в совхозе Коммунарка. Сейчас там гнездится Газпром и район считается элитным, а двадцать лет назад все приметы жопы мира имелись в наличии: руины социализма, ветхие общаги, зеленые чертики и классические русские дороги, они же направления.
Отличительной особенностью конюшни, выделявшей её на фоне прочих предприятий мелкого конского бизнеса, был договор с киностудией Мосфильм насчет пенсионного обеспечения четвероногих актеров. То есть те лошади, пони и ослики, которые когда-то принадлежали непосредственно государственному кино, ехали в старости не на мясокомбинат, а в почетную отставку с гарантированным пансионом.
В числе прочих заслуженных пожилых артистов там жил ишак Ходжи Насреддина. Чёрт знает, как животное внезапно оказалось собственностью Мосфильма – насколько мне известно, большинство фильмов про великого бродягу снималось в Таджикистане, но факт: серую ослицу Марту все коммунарские обитатели знали и уважали именно как ишака Ходжи.
Несмотря на то – или благодаря тому – что ослица отличалась премерзким нравом, относились к ней с огромным пиететом. В деннике она только ела и ночевала, а всё остальное время проводила по собственному усмотрению, в основном шляясь свободно по жилому массиву и учиняя для собственного удовольствия всяческие хулиганства. Возможно, владелец конюшни, связанный контрактом, втайне рассчитывал таким образом избавиться от шкодливого постояльца, но тщетно – харизма у твари была такая, что обыватель со слезами умиления прощал заразе оскверненные палисадники и сожранные простыни.
Циничная и недобрая по натуре, Марта, как это свойственно большинству негодяев, питала сентиментальную слабость к детям и животным. Единственный на конюшне жеребенок её завораживал – она часами могла отираться у нашего денника, нежно трогая сквозь решетку губами мягкую детскую шкурку. Мать-кобылу эти нездоровые отношения бесили, но накатать жалобу в опеку она по понятным причинам не могла, а глупый детеныш причин маминого гнева не догонял и дружбу с ослицей активно поддерживал.
Кульминация всей этой умилительной педозоопорнографии наступила весной, когда дороги затянуло слоем гладкого льда. Я посчитала жеребенка достаточно окрепшим для длительных прогулок и впервые выбралась на проездку не в леваду, а в прилегающий лес. Выезд прошел штатно, мы благополучно вернулись на территорию конюшни и повода для написания многословной преамбулы запросто могло бы и не возникнуть – но по роковому совпадению вольноопределяющаяся Марта околачивалась в этот момент неподалеку.
Тут уместно было бы вставить видеоролик, потому как слова бледны и бессильны в полной мере передать сцену встречи влюбленных. Но видеоролика нет, так что придется тебе, дорогой читатель, целиком положиться на воображение и самостоятельно представить, как неопытная отроковица кокетливым галопцем помчалась на зов ушастой совратительницы и как я с матерными воплями на ходу запрыгивала в седло, когда разгневанная мать устремилась противостоять пороку.
Дальше было так: старушка Марта, убоявшись расправы, плюнула к черту на гомоэротику и дунула вон со двора; за ней с горестным плачем кинулась обманутая в лучших чувствах девица Майка; вдогонку за неразумным дитятей рванулась несчастная мать – совершенно неуправляемая в порыве праведного возмущения. Мне оставалось только чувствовать себя героем анекдота и ждать небесного конферансье, который сообщит публике, куда именно тащат мужика клоуны-пидарасы.
Маршрут, заданный шоу-группе лидером, по сию пору вспоминать жутко. Проклятая скотина в надежде оторваться от преследования выскочила на подъездную дорогу... серьёзно ошибается тот, кто вообразил сейчас заурядный асфальт с разметкой. Нет, когда-то там асфальт, безусловно, был, но разрушаться начал ещё до присвоения звездному генсеку четвертого Героя, а за годы деструкция зашла очень далеко. На такую полосу препятствий даже трактор не рисковал иной раз соваться – и это я не для красного словца говорю. Обычно пешеходы и всадники пользовались утоптанной обочиной – узкой тропинкой, которая по весне равномерно обтаяла с двух сторон и напоминала вкопанную до половины диаметра стеклянную трубу. Слева щерилась ледяными торосами дорога, справа рельеф круто обрывался в пруд.
Не стану задним числом хвалиться железными нервами – я бы спрыгнула, но шансов хоть чуть-чуть уцелеть верхом было самую малость побольше. Не всякий мастер спорта по выездке, сдается мне, мог продемонстрировать столь совершенную посадку в лучшие моменты своих выступлений: я замерла в седле ровненьким соляным столпиком, хошь в музей вместо чучела суслика. Натурально, отклонение от осевой линии на доли миллиметра грозило нам с кобылой смертельными осложнениями, что в пруду, что в колдобинах, где ещё и арматура местами хищно торчала.
Каким господним чудом мы проскочили – совершенно неясно. Но проскочили-таки.
Потом наш оригинальный цирк вырвался на оперативный простор поселка – и тут мы задали жару почтеннейшей публике. С трудом представляю себе обстоятельства, при которых забуду наконец лица мирных колхозников, наблюдающих гонку осла, жеребенка и бледной расхристанной девки верхом на яростно орущей вороной кобыле.
С четверть часа мы петляли по улицам, сея хаос и смущая умы, пока мне не удалось достучаться до глубоко запрятанного в конской голове разума и перехватить управление. Превосходство человеческого интеллекта позволило нам коварно зарулить кавалькаду в тупик, где уже поджидал мой сообразительный будущий супруг, заставший начало приключения во дворе конюшни. Беглая конская дочь была изловлена и отконвоирована в стойло. Там мы стали свидетелями практики телесных наказаний в лошадиной семье: кобыла от души настучала твердой костлявой мордой по пушистому жеребячьему крупу.
А на следующий день зажала в углу левады и жестоко искусала ишака Ходжи Насреддина.
Мораль… ну, мораль в данном случае зависит от точки зрения, так что вы уж сами как-нибудь.
Tags: атман-брахман, мимоарии
Subscribe

  • 44 и мимоария

    Вне всякой связи с объективной реальностью почему-то вдруг решила оформить в текст ещё одну историю времен туманной юности. Осенью девяносто…

  • Иппотерапевтическая мимоария

    Кстати, о пыльце. Где-то в середине нулевых, весной, в пору цветения всего цветущего, мы с одной прекрасной девой поехали за город кататься верхом.…

  • Мемориальная мимоария

    Сегодня я перестала быть официальным опекуном - Вениамину исполнилось 18 лет. Не могу не разразиться по такому поводу длинным сказом о минувшем. В…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments