Хали (baro_drom) wrote,
Хали
baro_drom

Category:

К празднику

Одну мою подругу бил муж. С самыми лучшими, конечно, намерениями: хотел таким способом изжить ее многочисленные недостатки. Недостатков у женщины-неформалки, живущей с мужиком-неформалом в среде неформалов было ого-го сколько, одно простое перечисление через запятую потянет на несколько статей гражданского и местами уголовного кодекса, но муж её всё равно любил. Красивая была и песни сочиняла хорошие. Поэтому всякий раз, когда репрессивная семейная педагогика заканчивалась побегом жены с ребенком под мышкой из дома, муж испытывал раскаяние, выслеживал любимую и падал перед ней на колени – желательно в грязь и при большом скоплении народа. Каялся, обещал больше никогда, и, если надо, умереть по первому требованию (один раз такое требование прозвучало, герой без лишних слов соорудил петлю на альпинистском тросе, сунул в нее голову, закрепил веревку и выпрыгнул в окно; был бы этаж повыше – убился бы однозначно, но этаж был второй, а веревка стометровая, так что просто ногу повредил). Жена плакала от умиления и возвращалась, через некоторое время цикл повторялся.

Мы, друзья, в те давние годы ещё мало знали о созавсимости и, понимая, что в отношениях пары творится какая-то фигня, называли её сантабарбарой. «Опять у этих сантабарбара, пустишь дуру вписаться, а то ко мне музыканты из Новосиба приехали?» - говорили друг другу, набрав ещё семизначный номер на ещё дисковом телефоне. С подругой вели разъяснительную работу, убеждали развестись к чертовой матери за явной бесперспективностью дальнейшей совместной жизни. Тем более, что работать подруга могла как черт – была и конным каскадером, и макетчиком на производстве наружной рекламы, и промышленным альпинистом. На развод, тем не менее, не соглашалась. Потому что любовь и потому что так-то он хороший, просто сумасшедший немножко. Сумасшествием дорогой половины она, кажется, дорожила.

В какой-то момент, после очередного скандала с побоями, подруга запросила убежища у меня. Я тогда снимала дачный домик, где мы с чадами, домочадцами и примкнувшими единомышленниками жили и держали лошадь. Убежище предоставила, правда слегка удивилась, когда в назначенный день на пороге возникла эта дивная парочка в обнимку, ведя на буксире детей и светясь от радости очередного окончательного примирения. Но, как неформал из клана неформалов, приняла данную в ощущениях реальность и пустила жить всех. Чего уж там.

В нашей коммуне внутреннее антиобщественное поведение не приветствовалось, сумасшествие и страсти роковые за отмазу не канали, так что руки герой-любовник распускать резко перестал. В остальном действительно хороший мужик был, работящий. И примерно год мы все дружно жили практически в хипповском раю. Огорчения случались, но смешные: например, прошли слухи, что несколько песен авторства героини истории бессовестно присвоил некий общий знакомый автор-исполнитель и нагло пожинает плоды чужого творческого труда. Подруга вскипела праведным негодованием и декларировала намерение набить плагиатору лицо. В связи с чем попросила научить это делать. В смысле, бить лицо. (Тут пришло время описать ТТХ подруги: рост – полтора, вес – сорок четыре, руки мускулистые, реакция отменная, и в целом совершенно как анекдотический ёжик – сильный, ловкий, но, блин, лёгкий очень).

Всё лето после заявленной декларации мы занимались тем, что я назвала кухонным кон-фу. То есть в процессе приготовления пищи на всю тусовку нещадно рубили ребром ладони яблоки и макароны, колошматили тесто, кровожадно вонзали ножи в свиной окорок и всё такое. Под конец лета подруга одним ударом деревянной колотушки превращала мясо в отбивную, а желание бить за кражу интеллектуальной собственности лицо сошло на нет. Сублимировалось в производительный труд, очевидно.

Эта кулинарная ремарка была, как вы вероятно догадались, не просто для увеличения количества знаков. В садовом товариществе, где мы снимали дом, сменился председатель, новая власть содержание крупных животных на территории запретила, наша коммуна прекратила существование и все разъехались по городским квартирам. Всё вернулось на круги своя, в том числе и сантабарбара. Но был нюанс.

Когда муж в очередной раз привычно замахнулся на несовершенства жены, та недрогнувшей рукой отоварила педагога чугунной сковородкой по голове. И ещё раз, когда встал. И ещё раз, и ещё. И уже не встал, а призадумался.

Мы тогда работали вместе на производстве наружной рекламы, последствия семейной ссоры я видела лично. Муж приплелся на работу, придерживаясь за стены и со сдержанной гордостью сообщил, что его побила жена. Не вру – он правда гордился своей крутой бабой.

Через неделю они спокойно подали на развод и разошлись, как нормальные, не побоюсь этого слова, цивилизованные люди.
Tags: люди бывают, мимоарии
Subscribe

  • 44 и мимоария

    Вне всякой связи с объективной реальностью почему-то вдруг решила оформить в текст ещё одну историю времен туманной юности. Осенью девяносто…

  • Иппотерапевтическая мимоария

    Кстати, о пыльце. Где-то в середине нулевых, весной, в пору цветения всего цветущего, мы с одной прекрасной девой поехали за город кататься верхом.…

  • Мемориальная мимоария

    Сегодня я перестала быть официальным опекуном - Вениамину исполнилось 18 лет. Не могу не разразиться по такому поводу длинным сказом о минувшем. В…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments

  • 44 и мимоария

    Вне всякой связи с объективной реальностью почему-то вдруг решила оформить в текст ещё одну историю времен туманной юности. Осенью девяносто…

  • Иппотерапевтическая мимоария

    Кстати, о пыльце. Где-то в середине нулевых, весной, в пору цветения всего цветущего, мы с одной прекрасной девой поехали за город кататься верхом.…

  • Мемориальная мимоария

    Сегодня я перестала быть официальным опекуном - Вениамину исполнилось 18 лет. Не могу не разразиться по такому поводу длинным сказом о минувшем. В…