Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

вы неизлечимы

44 и мимоария

Вне всякой связи с объективной реальностью почему-то вдруг решила оформить в текст ещё одну историю времен туманной юности.

Осенью девяносто третьего года нашу молодую семью и примкнувшую к ней коммуну неформалов постиг серьёзный финансовый кризис. Он, в общем, всю необъятную постсоветскую державу тогда накрыл, но великое видится на расстоянии. Тогда мне казалось, что проблема исключительно в неудачном стечении обстоятельств – кругом страна новых возможностей, а я тут с младенцем на руках просто не понимаю, как этими возможностями прокормиться, если мужа в очередной раз уволили с работы без выходного пособия и зарплаты за три месяца. Ему, правда, предложили подхалтурить в области взлома некой базы данных, но мы это предложение малодушно отклонили, утратив таким образом шанс влиться на равных в ряды новых хозяев жизни.
И так мы сидели без денег и перспектив, зато все в белом и с чистыми руками, подъедали наперегонки с долгоносиком стратегические запасы гречки, разглядывая невооруженным глазом близко подступивший окончательный пиздец.
Спасла нас Ирка Скворцова, широко известная в московской тусовке неформалов под псевдонимом «Скворец». Она в тот год скрывалась у нас от авторитарных родителей, но в какой-то момент долгоносиковая диета едва не вынудила её вернуться под иго матриархата. Антикризисный план был простой: взять гитару, насыпать чертову гречку в жестянку из-под колы и с этим базовым набором инструментов пойти в уличные музыканты. Так и сделали.
Оказалось, что два вечера пения в подземном переходе у метро «Октябрьская» в сумме дают возможность кормить обитающих в нашем теремке безработных панков, хиппи, лесбиянок и косящего от армии санитара питерского морга в течение недели. То есть, несмотря на примитивность, антикризисный план был годным планом.
В этом подземном переходе с нами происходили разные удивительные, а иногда и прекрасные приключения. Мы узнали, что среди бомжей Якиманки есть доктора наук, мы видели, как загадочный незнакомец управляет уличными крысами, нас просили десять раз подряд спеть «Голуби летят над нашей зоной», бритоголовые юноши брызгали слезоточивым газом из баллончика, а почтенный чернокожий старец кидал нам в шляпу полсотни долларов за русский народный фольклор.
Однажды нас остановилась послушать группа молодых мужчин. Посовещавшись между собой, они выслали делегата, который сказал примерно следующее: вы клёво поёте, девчонки, и нам хотелось бы вас поддержать, но денег у нас нет, поэтому пойдёмте с нами в ресторан «Варшава». Мы, разумеется, такой заход восприняли скептически, но делегат пояснил, что всё не так, как мы подумали – на самом деле они музыканты, работают в этом ресторане, и просто хотели бы тоже для нас сыграть. Чёрт их знает, то ли наши юные смешные голоса их растрогали, то ли профессионалы решили мягко намекнуть, как это делается у настоящих музыкантов – в общем, мы согласились и пошли в ресторан «Варшава», благо до него было рукой подать.
Зашли через служебный вход, долго пробирались по узким лесенкам и закоулкам, прокрались в облаках пара вдоль стеночки через огромную кухню и оказались внезапно среди невыносимой роскоши изогнутых дубовых стульев, голубых с позолотой стен и водопадов лепнины «Венского зала». С этой блистательной обстановкой наши подчеркнуто панковские прикиды контрастировали неописуемо остро, в особенности значок компании «Гербалайф» на лацкане потертой косухи Скворца (были такие, со слоганом «Хочешь похудеть? Спроси меня как!»). Видимо, по этой причине населяющая зал публика нас не заметила – мозг приличного человека просто отказывался принимать с рецепторов настолько невероятный сигнал.
Мы дерзко заняли свободный столик, осмотрели господ в разноцветных пиджаках и дам в вечерних платьях, после чего переключили внимание на маленькую эстраду и стали ожидать обещанной музыки, слегка жалея, что согласились на эту авантюру. Потому что – ну что тут этим дубовым стульям и новым русским пиджакам можно сыграть? В лучшем случае Штрауса какого-нибудь, а скорее даже классово близких голубей над зоной. Тем временем наши ребята вышли на сцену, разобрали инструменты, а тот, кто разговаривал с нами, взял микрофон и произнес вступительную речь. Он поприветствовал почтеннейшую публику и сообщил, что играть для таких людей для него, простого музыканта, особая честь и невыразимая радость. Россия, сказал он, смотрит пристально и с надеждой. В особенности же он, простой музыкант, счастлив сыграть персонально для-а-а… Ивана Ивановича! Который присутствует сегодня среди нас лично! Поприветствуем Ивана Ивановича дорогого!
Публика разразилась аплодисментами, одновременно озираясь в поисках таинственного, но явно важного гостя – не меньше генерала или министра, не зря же лабух произносил его имя с таким придыханием. А со сцены грянул упоротый Pink Floyd и на полчаса поглотил красные пиджаки, золотые цепи, вечерние платья и ботфорты взрослых успешных людей. Ничего так слушали, кстати, вникали.
На обратном пути мы похитили на кухне какую-то понтовую булку местной выпечки и в целом тот мой день рождения отметили недурно. Не хуже, чем в иные годы.
вы неизлечимы

организационное

Меня спросили, когда я буду отмечать свой день рождения. Затрудняюсь с ответом - так-то надо бы в субботу, дабы тень празднования успела пройти метаболический цикл и не омрачила трудовой понедельник. Но в субботу я хочу на концерт в Археологию, разве что совместить. Что скажете, френды? (вы все, разумеется, приглашены, это понятно). Готовы ли вы пить глинтвейн и всё принесенное с собой в воскресенье 28 октября?
да ладно!

Три копейки в хор

В связи с сами знаете чем не могу не вспомнить следующую назидательную историю.
Было мне лет примерно двадцать и трогательная наивность моя не поддавалась правдоподобному описанию, а любовь к человечеству доходила порой до красной отметки, едва не трансформируясь в идеи глобального улучшения всего подряд и окончательного решения разнообразных вопросов. И вот ехала я как-то домой на последнем поезде метро, вся переполненная идеалами книжного гуманизма, и подсел ко мне знакомиться милый симпатичный паренек. Без малейшего сарказма говорю: реально очень приятный на вид и манерами молодой человек. Разговорились, обнаружили множество общих тем, несомненное душевное сродство и прочие предпосылки для начала хорошей дружбы и даже, возможно, любви. Парню надо было выходить на одну остановку раньше, он попрощался, встал – и внезапно весь скукожился, захромал на обе ноги и в целом как-то ему заметно поплохело. Объяснил он эту метаморфозу недавно перенесенной операцией и, робко заглядывая в глаза, попросил помочь доковылять до дома. А у меня идеалы, любовь к человечеству и высокие принципы гуманизма – решительно невозможно отказать.
Ясное дело, в доме не работал лифт, а на площадке третьего этажа хворь у кавалера как рукой сняло. Заметьте, шансы удовлетворить половое влечение в романтическом окружении кошачьих меток и трубы мусоропровода у парня были. Серьёзно, он мне действительно понравился, а что обстановка трэшовая – так это внезапно вспыхнувшая страсть, безумства юности и прочее подобное, запросто я могла такое понять и поддержать. Но дернуло этого дурилку в качестве прелюдии заявить, что сопротивление бесполезно, потому как он футболист и крут неимоверно. У тонкого налета цивилизациитм в такой ситуации шансов, как вы понимаете, оставалось не больше, чем у яйца в микроволновке.
Нет, я честно предупредила, что не люблю футбол, а предпочитаю конный спорт, однако юноша своим шансом позвать на помощь и убежать не воспользовался. Это, конечно, не оправдывает насилие, которому он в ту же минуту подвергся, и не повод утверждать, что сам виноват, но надо же все-таки хоть чуть-чуть заботится о собственной безопасности и с кем попало в темные подъезды не ходить.

(Учитывая серьёзность затронутой темы, на секунду перестану ёрничать и скажу очевидное: никогда не надо рассматривать человека – не важно, какого пола – в качестве объекта своих потребностей. Вне зависимости от исхода ситуации проигрыш неизбежен. В любом случае ты лишаешься права называть себя разумным, достойным уважения существом, а если небесный дежурный из отдела социального дарвинизма не дремал – то и репродуктивной функции в придачу).
ишь ты!

вьюн над водой

Так вот часто бывает, если колобродишь всю ночь, а под утро, вдруг ужаснувшись безумной расточительности, с которой тратил хуй пойми на что невозвратные мгновения бытия, начинаешь судорожно наверстывать: посуду, например, моешь или ещё что-нибудь. И обязательно срабатывает этот адский механизм в голове, предназначенный опускать шлагбаум на пути к исправлению. Сегодня нехорошее сатори застигло меня в процессе отдраивания кастрюльки из-под борща, когда плей-лист выдал красивую народную песню – я застыла с капающей губкой в руке, втыкая на повторяющийся рефрен «вывели ему». Сначала коня вывели, потом свет-Настасьюшку. Collapse )
хочете песен?

анонс

Дорогие россияне! Сограждане! Сообщаю, что ровно через неделю, 27 января, буду петь на площадке ДК "Меридиан" в составе участников концерта, посвященного значительному вкладу, который цыганская музыкальная культура незаметно для себя внесла в бардовскую музыкальную культуру. Или как-то так.
Танцевальную поддержку традиционно оказывает elena_mitsa, бонусно - специально приглашенная gipsylilya.
Вход бесплатный (грозятся, правда, шляпу поставить, но тут, сами понимаете, легко можно сачкануть), желающим присутствовать необходимо сходить по ссылке и зарегистрироваться, дабы организаторы могли оценить масштаб мероприятия и подготовить нужное количество посадочных мест.
Приходите, давно мы с вами не зажигали.
слов нет

Книга и песня.

По наводке tikkey скачала книгу с пугающим рядового читателя названием «LTI. Язык третьего рейха. Записная книжка филолога». По правде говоря, там есть от чего вздрогнуть – и это не узкоспециальная терминология. Её там как раз немного. Но вот вы знали, например, что еврейских кошек в нацистской Германии тоже репрессировали? Я раньше как-то об этом не задумывалась.

Цитата:
«Кстати, я лишился права платить членские взносы в общество защиты животных (секция кошек), потому что в «Немецком кошководстве» («Deutsches Katzenwesen») – кроме шуток, так стал называться информационный бюллетень общества (превратившийся в орган партийной печати) – уже не находилось больше места для несчастных тварей, живших у евреев. Позднее у нас отбирали наших домашних животных (кошек, собак, даже канареек), отбирали и умерщвляли, причем это были не единичные случаи, не отдельные проявления подлой жестокости, нет, все происходило вполне официально, методично. И вот о такой жестокости ничего не говорилось на Нюрнбергском процессе, а будь моя власть, я бы вешал за нее, построил бы здоровенную виселицу, пусть это и стоило бы мне вечного блаженства за гробом».

Кроме бытовых дневниковых записей, которые составляют значительную часть книги и ценны сами по себе, автор в простой доступной форме рассказывает, как происходило изменение массового сознания, и как при этом менялся активный словарный запас. (По мнению автора, именно насаждаемый через СМИ новояз был основной причиной наступившего дестроя в головах – тут мои знания из области психологии вступают в некоторое противоречие с позицией филолога, но это нормально и даже хорошо, потому что стимулирует мышление).
Очень рекомендую временно отвлечься от новостных лент и съездить на этой машине времени в тридцатые-сороковые годы прошлого века. По возвращении вас будет ожидать множество сюрпризов и открытий. Прямая ссылка: http://flibusta.net/b/67126/read

А для тех, кто осилил дочитать, бонусная песня, которую я увидела у kibirov, спасибо ему за это.

да ладно!

Про МосТКон.

Собралась было настрочить полноценный отчет о прошедшем МосТКоне, но как-то не зашло. Не потому, что конвент был плох – тут, как вы понимаете, я бы нашла, что сказать – а потому, что в этот раз мне пришлось сидеть во вражеском окопе оргкомитета, и это, разумеется, существенно повлияло на беспристрастность оценки.
Зато я теперь точно знаю, как выглядит идеальное культурно-массовое событие с точки зрения организатора: это когда толпа гостей сломя голову носится с концерта на семинар, с семинара на танцы, оттуда на турнир, потом на ярмарку и снова на концерт – а в дежурке скучающие медики конвента тренируются на скучающих охранниках конвента. Вот всегда бы так.
В промежутках между актами руководства и контроля удалось немножко попеть: один раз в заявленном коротком дивертисменте нашего развеселого ансамбля и ещё раз спонтанно, по приглашению Альвдис, на её танцевальном мероприятии. За вокально-инструментальную поддержку неисторических танцев мне разрешили при случае намекать на затерянные в глубине хромосомного набора эльфийские гены, подтверждая претензии выданной справкой. Если доживу до следующей переписи населения вместе с населением – обязательно намекну.

После выступления мы выглядели примерно так:

Collapse )

Есть ещё чахленькая запись с утюга, она безумно смешная и навевает неудержимую ностальгию по утренникам в детском саду, поэтому мне лень морочиться с обработкой человеколюбиво кладу её в виде ссылки на ядиск и традиционно предупреждаю эстетов о неизбежной травме.
https://yadi.sk/d/U8qtnS0rgK8gX
слов нет

про вчера

Вчера был музыкальный спектакль - или концерт с элементами спектакля, не знаю, как правильно определить этот жанр - посвященный Великой Отечественной. Постановка любительская, встать на табуреточку и рассуждать с умным видом о недоработках и фейлах можно бесконечно долго, особенно если у критика уже успел атрофироваться тот участок души, который отвечает за отделение настоящих вещей от муляжей и манекенов. А у меня, ей-богу, рука не поднимается ехидничать - и не только потому, что наш развеселый ансамбль принимал в этом спектакле/концерте посильное участие. У ребят получилось, простите за штамп, сделать нечто подлинное. Глядишь на сцену, вроде всё такое привычное, ошкуренное официозом до потери трехмерности, превращенное многочисленными переработками в картон и упаковочную бумагу - и чего-то вдруг плачешь. Или радуешься, или испытываешь настоящее редкое чувство сопереживания. Минус в том, что запись многих витаминов этого действа не сохранила, кто не присутствовал в зале лично, тот, скорее всего, не вполне поймет, о чем это я тут пафосно распинаюсь. Не видно на экране суслика - он только на сцене был.
Тем не менее, "я просто оставлю это здесь".
Collapse )